Что такое налоговое резидентство

 

Статьи: Определение налогового резидентства юридических лиц в целях автоматического обмена. Alex K, 30.11.2017. Многие спрашивают, - кто такой налоговый резидент РФ в 2022 году? Чтобы ответить на данный вопрос необходимо знать о некоторых нюансах.

Требуется ли представлять сертификат налогового резидентства ежегодно?

В Письмах Минфина России от 19 августа 2022 г. № 03-08-05/47828 и от 2 декабря 2022 г. № 03-08-05/70230 отмечается, что согласно буквальному толкованию положений пункта 1 статьи 312 НК РФ, предусматривающей подтверждение постоянного места нахождения иностранной организации, она не содержит норм, ограничивающих период действия таких подтверждений в связи с тем, что доходы иностранной организации не привязаны к налоговому периоду (что подтверждает практика арбитражных судов). Положением пункта 1 статьи 312 НК РФ предусмотрено только то, что подтверждение должно быть представлено иностранной организацией «до даты выплаты дохода», а не в каждом налоговом периоде.

Кроме того, суды делают выводы о том, что если контракты российской компании с иностранными контрагентами являются длящимися, то наличие сертификатов резидентства за более ранний и последующий периоды по сравнению с моментом выплаты дохода не влияет на право избежания двойного налогообложения, предусмотренное нормами международных соглашений (Определение ВС РФ от по делу № 305-ЭС14-1210).

Однако если за период, прошедший с момента выдачи подтверждения постоянное местонахождение иностранной организации изменяется, то согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении Арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» ответственность за правильность исчисления и удержания налога будет нести налоговый агент.

Налоговые обязательства

Налоговые резиденты обязуются выплачивать налоги с трудовой деятельности, бизнеса, комиссий, пенсий, премий, пособий и доходов с недвижимости (при сдаче в аренду и при перепродаже). Налоги выплачиваются с доходов, полученных как на территории иностранного государства, так и за его пределами. Однако, поскольку между Россией и большинством стран заключено соглашение об избежании двойного налогообложения, налоги на российские доходы за рубежом не платятся, если подана декларация на Родине.

В Великобритании те, кто являются только налоговыми резидентами, платят лишь налог на прибыль, полученную в стране. Для лиц – налоговых резидентов с домицилием (ВНЖ с правом на проживание) налогом облагаются как доход, полученный на территории королевства, так и доход, полученный за его пределами.

Среди стран с самыми низкими налогами — Черногория и Болгария (ставки подоходных и корпоративных налогов составляют 9 и 10% соответственно). Среди стран с самыми высокими сборами — Франция. Компании, чьи сотрудники получают более 1 млн евро в год, с 2014 года платят корпоративный налог по ставке 75%.

Ставки налогов, %

Обязательно ли представление сертификата налогового резидентства до даты выплаты дохода?

В силу прямого указания абзаца 2 пункта 1 статьи 312 НК РФ основанием для освобождения дохода от удержания налога или удержания налога по пониженным ставкам является предоставление иностранной организацией – получателем дохода – сертификата своего налогового резидентства до даты выплаты дохода.

Если на дату выплаты доходов налоговый агент не располагал подтверждением резидентства иностранной организации, однако воспользовался освобождениями или пониженными ставками, предусмотренными СИДН, последнее может быть признано неправомерным, а налог доначислен исходя из ставок, предусмотренных НК РФ, что подтверждается судебной практикой.

Поскольку факт представления (или непредставления) сертификата о налоговом резидентстве российскому источнику выплаты напрямую влияет на размер налога и конечную сумму дохода, которую получит иностранный контрагент, обязанность иностранного контрагента своевременно предоставить сертификат российской стороне можно прописать непосредственно в тексте контракта (там же обозначив сроки, периодичность его предоставления, формальные требования к нему).

Для чего определяется налоговое резидентство клиента?

Прежде чем рассматривать проблему определения налогового резидентства, важно обратить внимание на некоторые определения, приводимые в разделе VIII Стандарта CRS и напрямую влияющие на объём и маршрут автоматического обмена.

Под автоматический обмен подпадают только так называемые «подотчётные счета» (Reportable Accounts). Это счета, держателями которых (Account Holders) выступают либо непосредственно физические или юридические лица – резиденты «подотчётных юрисдикций», либо пассивные компании, контролирующими лицами которых являются физические лица – резиденты «подотчётных юрисдикций».

«Контролирующим лицом» (Controlling Person) – для случаев, когда держателем счёта выступает Entity, т.е. юридическое лицо или иная структура, – признаётся физическое лицо, которое «осуществляет контроль над юридическим лицом или иной структурой» (пункт 6 подраздела “D” раздела VIII CRS). Несколько упрощая, контролирующее лицо – это бенефициарный владелец юридического лица или иной структуры, являющейся держателем счёта. Для более подробного толкования данного термина Стандарт CRS отсылает к Рекомендациям ФАТФ (Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денежных средств).

«Подотчётная юрисдикция» (Reportable Jurisdiction) – это страна, которая, во-первых, участвует в соглашении об автоматическом обмене (т.е. в MCAA, либо в отдельном двустороннем соглашении), и, во-вторых, указана в специально опубликованном списке (т.е. реально приняла на себя обязательства по автоматическому обмену с конкретными юрисдикциями – см. выше) (пункт 4 подраздела “D” раздела VIII CRS).

«Лицом подотчётной юрисдикции» (Reportable Jurisdiction Person) признаётся физическое лицо или организация, которая является резидентом подотчётной юрисдикции согласно налоговому законодательству такой юрисдикции (пункт 3 подраздела “D” раздела VIII CRS). Все лица подотчётных юрисдикций (за исключением корпораций, чьи акции торгуются на признанных биржах, правительственных и международных организаций, центральных банков и финансовых учреждений) являются для целей CRS «подотчётными лицами» (Reportable Person).

Исходя из изложенного, можно назвать три общих случая, в которых данные о счёте того или иного лица подпадают под автоматический обмен:

А. Если банк из подотчётной юрисдикции установит, что его клиентом является физическое лицо – резидент другой подотчётной юрисдикции, сведения о его счёте (в объёме, установленном CRS), будут переданы банком в свой национальный налоговый орган, который, в свою очередь, передаст указанные сведения в налоговый орган страны налогового резидентства данного физического лица.

Б. Если клиентом банка является «активная» компания – резидент подотчётной юрисдикции, сведения о её счёте будут направлены только в страну налогового резидентства данной компании («активной» признаётся компания, у которой преобладают доходы от «активной» деятельности – напр., торговой, производственной, сервисной, транспортно-логистической и т.п.).

В. В случае же, когда клиентом банка является «пассивная» компания – резидент одной подотчётной юрисдикции, а её контролирующим лицом является физическое лицо – резидент другой подотчётной юрисдикции, информация о данном счёте будет направлена в обе указанные юрисдикции («пассивной» для целей CRS признаётся компания, которая получает преимущественно «пассивные» доходы – напр., дивиденды, проценты, роялти, арендную плату и т.п.).

Однако на практике указанный принцип «маршрутизации» данных о финансовых счетах порождает определённые проблемы. Например, компания-клиент, классифицированная банком как «активная» может столкнуться с невозможностью определить или подтвердить своё налоговое резидентство в стране инкорпорации. Такая ситуация возможна, когда компания либо действительно не является резидентом по праву страны, в которой она зарегистрирована, либо, когда компания объективно не может документально подтвердить свой статус налогового резидента этой страны (особенно в случае отсутствия у неё в такой стране налогового номера). В этом случае банк будет считать страной резидентства компании ту страну, из которой осуществляется фактическое управление компанией, а ею как правило является страна налогового резидентства контролирующего лица компании, т.е. бенефициара. В результате данные о счёте компании, несмотря на её «активный» статус, будут в любом случае направлены в страну резидентства бенефициара, что может оказаться чувствительным для последнего.

Отсюда очевидно, насколько важное значение имеет налоговое резидентство не только самого держателя счета (клиента), но и его контролирующего лица (бенефициара). Именно от него зависит, в какую именно страну (страны) поступит информация о данном счёте.

Нужен ли апостиль на сертификате налогового резидентства?

Ранее российские налоговые органы требовали обязательного проставления апостиля (либо наличия легализации) на сертификатах налогового резидентства иностранных компаний, основываясь на соответствующих методических рекомендациях (См. Приказ МНС России от № БГ-3-23/150, отменен Приказом ФНС России от 19 декабря 2012 г. № ММВ-7-3/[email protected]). Арбитражная практика также в целом следовала данной линии. Однако, такое требование являлось избыточным и прямо не основывалось ни на нормах международных соглашений, ни НК РФ.

В середине 2000-х годов ФНС России сообщала о наличии взаимных договоренностей о принятии без апостиля или консульской легализации документов, подтверждающих резидентство, лишь с некоторыми государствами: Беларусь, Украина, Молдова, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Армения, Азербайджан, США, Кипр, Словакия (Письмо ФНС России от 12 мая 2005 г. N 26-2-08/5988).

На сегодняшний день профильное ведомство (Минфин России) в целом признаёт избыточный характер требования апостилировать (легализовать) сертификаты налогового резидентства, которое ещё встречается на практике в силу «инерции» и следования общему принципу, согласно которому официальные документы иностранного происхождения для применения в России (и наоборот) должны быть легализованы или иметь апостиль.

Уже в 2009 году в Письме Минфина России от 1 июля 2009 г. № 03-08-13 указывалось, что «исходя из сложившейся практики, иностранные государства принимают без проставления апостиля официальные документы Российской Федерации, исполненные на официальных бланках компетентных органов и подписанные официальными уполномоченными лицами, в смысле применения международных договоров Российской Федерации об избежании двойного налогообложения», тогда как «требование российской стороны проставления апостиля на вышеуказанных официальных документах иностранных государств может привести к тому, что … к российским официальным документам может быть предъявлено требование обязательного апостилирования, что значительно усложнит процедуру оформления таких документов для российских налогоплательщиков…».

Данный подход основан на положениях Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов 1961 г., согласно которой проставление апостиля не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренности между двумя или несколькими договаривающимися государствами отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.

В ряде последних писем 2017-2018 гг. Министерство финансов РФ указывает на то, что принимать документы, подтверждающие статус налогового резидента иностранного государства, без проставления апостиля на сегодняшний день прямо позволяют СИДН, заключенные между РФ и следующими странами: Гонконг, Казахстан, Китай, Латвия, Люксембург, Мальта, ОАЭ, Сингапур, Швейцария.

Например, согласно пункту 3 Протокола от 20 декабря 2010 г. к СИДН между Россией и Латвией, «компетентные органы обоих Договаривающихся Государств не должны требовать проставления апостиля ни на каких документах, необходимых для применения настоящего Соглашения», к которым, безусловно, относится и подтверждение налогового резидентства.

Кроме того, ведомство отметило, что включение положений, отменяющих процедуры апостилирования, в последние заключаемые соглашения об избежании двойного налогообложения и протоколы о внесении изменений в соглашения об избежании двойного налогообложения свидетельствует о сложившейся международной налоговой практике и обычаях, действующих на территории Российской Федерации, которые позволяют принимать документы, подтверждающие статус налогового резидента иностранного государства, без проставления апостиля.

На указанном основании Минфин России делает вывод о том, что наличие оригинала документа, подтверждающего статус налогового резидента иностранной организации, выданного компетентным органом соответствующего государства, является достаточным подтверждением того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в иностранном государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор по вопросам налогообложения, даже в том случае, когда такой договор не содержит положений, регулирующих вопросы апостилирования и легализации документов, подтверждающих статус налогового резидентства.

Вышеуказанная позиция приводится в Письмах Минфина России от 3 апреля 2022 г. № 03-08-05/21444, от 28 ноября 2022 г. № 03-08-05/78765, от 16 января 2022 г. № 03-08-05/1523, от 1 июля 2009 г. № 03-08-13.

Несмотря на это, ФНС России в нескольких своих письмах предприняла ещё одну попытку обосновать необходимость апостилирования/легализации сертификатов о налоговом резидентстве, ссылаясь на особенности действия Гаагской конвенции 1961 г. и «отсутствие в действующем законодательстве РФ положений, отменяющих необходимость апостилирования иностранных официальных документов» (см. напр., Письмо ФНС России от 29 января 2022 г. № ОА-4-17/[email protected]). Минфин России в своем Письме от 21 апреля 2022 г. № 03-08-РЗ/23009 сообщил о том, что указанное письмо ФНС (и другие письма, содержащие аналогичную позицию) не подлежат применению в связи с несоответствием законодательству РФ о налогах и сборах и положениям международных соглашений об избежании двойного налогообложения, а также несогласованности с позицией Минфина России.

Позднее, в Письме от 26 июля 2022 г. № 03-08-13/43631 Минфин России специально отметил, что принятие сертификатов резидентства без апостиля, рекомендованное письмами Минфина России от № 03-08-07, от № 03-08-13, а также сложившаяся многолетняя практика обоюдно принимать неапостилированные сертификаты, подтверждающие резидентство, представляют собой обычай, не противоречащий Гаагской конвенции. Договоры по вопросу отмены апостилирования не требуют ратификации, поскольку не содержат правила иные, чем предусмотренные законом, и не противоречат Гаагской конвенции.

Таким образом, руководствуясь текущей позицией Минфина России, апостиль на сертификате налогового резидентства иностранной организации как правило не требуется. Однако, перед получением от иностранной организации сертификата всё же рекомендуется специально уточнить, имеется ли в тексте соответствующего СИДН (или протоколах к нему) либо на межведомственном уровне письменная договоренность о приеме документов без апостиля. Если такой договорённости нет, то некоторый риск оспаривания налоговым органом правомерности применения российской организацией льготных положений СИДН остаётся.

Фото 1

Допускается ли представление копии сертификата вместо оригинала?

Согласно позиции, выраженной с Письме Минфина России от 12 марта 2013 г. № 03-08-05/7325, нормы НК РФ не содержат прямого запрета на представление иностранной организацией налоговому агенту нотариально заверенной копии подтверждения постоянного местонахождения. Кроме того, согласно пункту 7 статьи 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

На практике, в случаях, когда налоговое резидентство иностранного контрагента необходимо подтвердить сразу для нескольких российских организаций – источников выплаты дохода, осуществляется перевод оригинала сертификата на русский язык (с нотариальным свидетельствованием в РФ подлинности подписи переводчика), который подшивается к оригиналу, а затем с такой сшивки делается требуемое количество нотариальных копий.

Что такое налоговое резидентство?

Налоговое резидентство – это статус лица (физического или юридического) для целей налогообложения. Статус налогового резидента представляет собой «привязку» лица к определённому государству, которое имеет право на взимание налогов с доходов такого лица, то есть распространяет на данное лицо свою налоговую юрисдикцию.

Налоговое резидентство или его отсутствие определяется по критериям, установленным национальным налоговым законодательством. При этом страна налогового резидентства физического лица может не совпадать со страной его гражданства, а юридического лица – со страной его регистрации.

Например, в России для целей налога на доходы физических лиц налоговыми резидентами РФ признаются физические лица, фактически находящиеся в Российской Федерации не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев (пункт 2 статьи 207 Налогового кодекса РФ).

Что касается юридических лиц, налоговыми резидентами РФ в соответствии с пунктом 1 статьи 246.2 НК РФ признаются:

  1. российские организации;
  2. иностранные организации, признаваемые налоговыми резидентами РФ в соответствии с международным договором РФ по вопросам налогообложения (для целей применения этого международного договора);
  3. иностранные организации, местом управления которыми является Российская Федерация (если иное не предусмотрено международным договором РФ по вопросам налогообложения).

Источники

Использованные источники информации при написании статьи:

  • https://int.gestion.ru/news/articles/sertifikat-nalogovogo-rezidentstva-podrobnyy-obzor/
  • https://tranio.ru/articles/nalogovoe_rezidentstvo/
  • https://int.gestion.ru/news/articles/opredelenie-nalogovogo-rezidentstva-yuridicheskikh-lits-v-tselyakh-avtomaticheskogo-obmena/
0 из 5. Оценок: 0.

Комментарии (0)

Поделитесь своим мнением о статье.

Ещё никто не оставил комментария, вы будете первым.


Написать комментарий